05 | 07 | 2020

Василий Андреевич Жуковский

portret  Русский поэт
              Василий Андреевич Жуковский
 
(1783-1852) - автор элегий и баллад, зачинатель романтической лирики, мастер стихотворного перевода. Его поэзия подготовила пушкинский период русской литературы. Жизнь Жуковского можно сравнить с тихой мелодией, сыгранной на флейте. Она была светла и спокойна, и только изредка в нее врывались грустные или грозные ноты, омрачавшие ясный мир его души. Жуковский писал: "У меня все или чужое, или по поводу чужого - и все, однако, мое". Его первой большой работой стал перевод "Дон Кихота" Сервантеса, последней - перевод "Одиссеи" Гомера.
vetka 

«Светлана»
 
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили;
В чашу с чистою водой
Клали перстень золотой,
Серьги изумрудны;
Расстилали белый плат
И над чашей пели в лад
Песенки подблюдны.
 
Улыбнись, моя краса,
На мою балладу;
В ней большие чудеса,
Очень мало складу.
Взором счастливый твоим,
Не хочу и славы;
Слава - нас учили - дым;
Свет - судья лукавый.
Вот баллады толк моей:
"Лучший друг нам в жизни сей
Вера в провиденье.
Благ зиждителя закон:
Здесь несчастье - лживый сон;
           Счастье - пробужденье" 

 gadalka

Карл Брюллов. Гадающая Светлана.


gnezdo

Ласточкино гнездо. Крым,южный берег.

 «Песня»
 
Минувших дней очарованье,
Зачем опять воскресло ты?
Кто разбудил воспоминанье
И замолчавшие мечты?
Шепнул душе привет бывалый;
Душе блеснул знакомый взор;
И зримо ей минуту стало
Незримое с давнишних пор.
 
О милый гость, святое Прежде,
Зачем в мою теснишься грудь?
Могу ль сказать: живи надежде?
Скажу ль тому, что было: будь?
Могу ль узреть во блеске новом
Мечты увядшей красоту?
Могу ль пять одеть покровом
Знакомой жизни наготу?
 
Зачем душа в тот край стремится,
Где были дни, каких уж нет?
Пустынный край не населится,
Не узрит он минувших лет;
Там есть один жилец безгласный,
Свидетель милой старины;
Там вместе с ним все дни прекрасны
В единый гроб положены.

 


«Мотылек»
 
Вчера я долго веселился,
       Смотря, как мотылек,
Мелькал на солнышке, носился
       С цветочка на цветок.
И милой цвет его менялся
       Всечасно предо мной;
То алой тенью отливался,
То нежной голубой.
Я вслед за ним!.. но он быстрее!
       Виляет и кружит!
И вижу вдруг, прильнул к лилее,
       Недвижимый, блестит!
Бегу… и мой летун вертлявый
       Дрожит в моих руках.
Но… где же блеск его румяный?
       Где краски на крылах?
Увы! коснувшись к ним перстами,
       Я стер их нежный цвет!
И мотылек… он все с крылами,
       Но красоты уж нет!
Так наслажденье изменяет,
       Вздохнувши, я сказал
„Пока не тронуто — блистает!
Дотронься — блеск пропал!“
 

devka

Девушка. Иоганн Георг Мейер.

 


 

zakon

Фемида.

 

«Что такое закон?»

Закон - на улице натянутый канат,
Чтоб останавливать прохожих средь дороги,
              Иль их сворачивать назад,
 Или им путать ноги.
Но что ж? Напрасный труд! Никто назад нейдет!
                 Никто и подождать не хочет!
Кто ростом мал - тот вниз проскочит,
           А кто велик - перешагнет!


 

«Песнь во стане русских воинов»

Отчизне кубок сей, друзья!
Страна, где мы впервые
Вкусили сладость бытия,
Поля, холмы родные,
Родного неба милый свет,
Знакомые потоки,
Златые игры первых лет
И первых лет уроки,
Что вашу прелесть заменит?
О родина святая,
Какое сердце не дрожит,
Тебя благословляя?

Там все - там родших милый дом;
Там наши жены, чада;
О нас их слезы пред творцом;
Мы жизни их ограда;
Там девы - прелесть наших дней,
И сонм друзей бесценный,
И царский трон, и прах царей,
И предков прах священный.
За них, друзья, всю нашу кровь!
На вражьи грянем силы;
Да в чадах к родине любовь
Зажгут отцов могилы.

 

 pesia

Слово о полку Игореве. Владимир Фаворский.

 


 

 lug

 Мокрый луг. Константин Васильев.

 

«Цветок»

Минутная краса полей,
Цветок увядший, одинокий,
Лишен ты прелести своей
Рукою осени жестокой.

Увы! Нам тот же дан удел,
И тот же рок нас угнетает:
С тебя листочек облетел -
От нас веселье отлетает.

Отъемлет каждый день у нас
Или мечту, иль наслажденье.
И каждый разрушает час
Драгое сердцу заблужденье.

Смотри…очарованья нет;
Звезда надежды угасает…
Увы! Кто скажет: жизнь иль цвет
Быстрее в мире исчезает?

 


more

 Черное море. Иван Айвазовский.

 

 
«Море»
 
Элегия
 
Безмолвное море, лазурное море,
Стою очарован над бездной твоей.
Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью,
Тревожною думой наполнено ты.
Безмолвное море, лазурное море,
Открой мне глубокую тайну твою.
Что движет твое необъятное лоно?
Чем дышит твоя напряженная грудь?
Иль тянет тебя из земныя неволи
Далекое, светлое небо к себе?..
Таинственной, сладостной полное жизни,
Ты чисто в присутствии чистом его:
Ты льешься его светозарной лазурью,
Вечерним и утренним светом горишь,
 
 
 
 
 
Ласкаешь его облака золотые
И радостно блещешь звездами его.
Когда же сбираются темные тучи,
Чтоб ясное небо отнять у тебя -
Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,
Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу...
И мгла исчезает, и тучи уходят,
Но, полное прошлой тревоги своей,
Ты долго вздымаешь испуганны волны,
И сладостный блеск возвращенных небес
Не вовсе тебе тишину возвращает;
Обманчив твоей неподвижности вид:
Ты в бездне покойной скрываешь смятенье,
Ты, небом любуясь, дрожишь за него.
 

 

poldenВид на Оку. Василий Поленов.  
«Там небеса и воды ясны!..»
 
Там небеса и воды ясны!
Там песни птичек сладкогласны!
О родина! все дни твои прекрасны!
Где б ни был я, но все с тобой
Душой.
 
Ты помнишь ли, как под горою,
Осеребряемый росою,
Белелся луч вечернею порою
И тишина слетала в лес
С небес?
 
Ты помнишь ли наш пруд спокойный,
И тень от ив в час полдня знойный,
И над водой от стада гул нестройный,
И в лоне вод, как сквозь стекло,
Село?
 
Там на заре пичужка пела;
Даль озарялась и светлела;
Туда, туда душа моя летела:
Казалось сердцу и очам -
Все там!..

 


 
«Лесной Царь»
 
Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
Ездок запоздалый, с ним сын молодой.
К отцу, весь издрогнув, малютка приник;
Обняв, его держит и греет старик.
 
"Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?"
"Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул:
Он в темной короне, с густой бородой".
"О нет, то белеет туман над водой".
 
"Дитя, оглянися; младенец, ко мне;
Веселого много в моей стороне:
Цветы бирюзовы, жемчужны струи;
Из золота слиты чертоги мои".
 
"Родимый, лесной царь со мной говорит:
Он золото, перлы и радость сулит".
"О нет, мой младенец, ослышался ты:
То ветер, проснувшись, колыхнул листы".
 
"Ко мне, мой младенец; в дуброве моей
Узнаешь прекрасных моих дочерей:
При месяце будут играть и летать,
Играя, летая, тебя усыплять".
 
"Родимый, лесной царь созвал дочерей:
Мне, вижу, кивают из темных ветвей".
"О нет, все спокойно в ночной глубине:
То ветлы седые стоят в стороне".
 
"Дитя, я пленился твоей красотой:
Неволей иль волей, а будешь ты мой"
"Родимый, лесной царь нас хочет догнать;
Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать".
 
Ездок оробелый не скачет, летит;
Младенец тоскует, младенец кричит;
Ездок подгоняет, ездок доскакал...
В руках его мертвый младенец лежал.

 glush

 Лесная глушь. Иван Шишкин.