Страничка поэзии



26 февраля 2012 года исполняется 210 лет со дня рождения Виктора Гюго. Виктор Гюго (1802 - 1888) был величайшим лирическим поэтом Франции  XIX века. "Уже первые его стихотворения ошеломили читателей, открыв им новый, доселе неведомый поэтический мир: восточная экзотика, живописное средневековье, живые краски и звуки современности, романтическая природа, ликующая или трагичная, но всегда дышащая в лад дыханию человека; юная любовь, горечь утрат, размышления о жизни и смерти, о добре и зле, о судьбах мира и предназначении человека на земле... Всем этим наполнены не только стихотворения  Гюго,  но  и  его  романы, и стихотворные драмы, и эпические поэмы. Везде все та же ясность мысли   и   ясность   выражения, — «острый   галльский смысл»." (Павел Антокольский)
Порой, когда все спит, я с радостной душою
Сижу под сенью звезд, горящих надо мною,
Прислушаться хочу к небесным голосам;
Мне времени полет не внятен быстротечный,
И я, взволнованный, гляжу на праздник вечный,
Что небо для земли свершает по ночам.
Я верую тогда, что сонмом звезд горящим
Одна моя душа согрета в мире спящем,
Что мне лишь одному понять их суждено,
Что здесь я не пришлец угрюмый, молчаливый,
А царь таинственный всей ночи горделивой,
Что только для меня и небо зажжено.

Ноябрь 1829 г.

1 Все, что подходит тебе, о мироздание, подходит и мне. Ничто для меня ни слишком рано, ни слишком поздно, если оно своевременно для тебя. Все, что приносят твои часы, о природа, есть плод благой. Все — из тебя, все — в тебе, все в тебя.

Пятнадцать сотен лет во мраке жил народ,
И старый мир, над ним свой утверждая гнет,
Стоял средневековой башней.
Но возмущения поднялся грозный вал,
Железный сжав кулак, народ-титан восстал,
Удар — и рухнул мир вчерашний!

И Революция в крестьянских башмаках,
Ступая тяжело, с дубиною в руках,
Пришла, раздвинув строй столетий,
Сияя торжеством, от ран кровоточа...
Народ стряхнул ярмо с могучего плеча,—
И грянул Девяносто Третий!
Эжен Делакруа (1798-1863). Свобода на баррикадах. 1830 год.

О, если нас зовет в луга цветущий май —
Пойдем! И вольно ты с душой своей смешай
Природу, и леса, и сень листвы над нами,
Просторы лунные над спящими волнами,
Тропинку, что ведет к дороге там вдали,
И воздух, и весну, и на краю земли
Огромный горизонт, с отрадой неизменной
Одежд небесных край лобзающий смиренно.
Пойдем! Пусть все вокруг: пусть звезд
                                           стыдливых   взгляд,
Стремящийся к земле сквозь тысячи преград,
Листва, таящая и песнь и ароматы,
Дыханье знойное полудня с нивы сжатой,
И зелень, и волна, и тень, и солнца свет,
Природы всей кругом сияющий расцвет,—
Пусть вся она твое цветение удвоит:
Челу даст красоту, душе — любовь откроет!

21 мая 1835 г.

ПЕСЕНКА

Вам нечего сказать мне, право,—
Зачем же встреч со мной искать?
Зачем так нежно и лукаво
Меня улыбкою смущать?
Вам нечего сказать мне, право,—
Зачем же встреч со мной искать?

Вам не в чем мне тайком
                          признаться,
Зачем тогда бродить со мной,
Зачем руки моей касаться,
Томясь неведомой мечтой?
Вам не в чем мне тайком
                          признаться,
Зачем тогда бродить со мной?

Вам, видно, скучен я? Но сами
Зачем спешите вы ко мне?
Как радостно и страшно с вами
Встречаться вновь наедине!..
Вам, видно, скучен я? Но сами
Зачем спешите вы ко мне?

Май 18...
Жан Батист Перроно. Портрет неизвестной девушки.

Любовь, о девушка,— как зеркало сперва,
Куда глядишься ты, задорна и резва,
        Порою — с думою во взоре.
Потом любовь уже — стремительный поток.,
Чтоб молодой душой не овладел порок,
        Она ее омоет вскоре.

Но если лишний шаг ты сделаешь — беда!
Нога твоя скользит, и скоро без следа
        Водоворот тебя схоронит...
Страшись любви! Она опасности таит.
Так в озеро дитя сначала лишь глядит,
         Потом купается... и тонет.

25 февраля 1837 г.
Жан Батист Грез. Голова девушки

Я шел по берегу и повстречался с нею.
Она была стройна, растрепана, боса.
Казалось, в камыши тайком пробралась фея.
Я у нее спросил: «Пойдешь со мной в леса?»

Она ответила мне взглядом, полным света,—
Так смотрят женщины, свободу нам отдав,
Я ей сказал: «К любви нас призывает лето.
Скажи, пойдешь со мной в глухую сень
                                                дубрав?»

Неспешно о траву она отерла ноги,
Опять в мои глаза взглянув из-под ресниц,
Потом, бездумная, задумалась в тревоге.
О, как звенел в тот миг согласный щебет
                                                      птиц,

Как реку сонную ласкало солнце жарко!
И вот увидел я — сквозь камыши идет
Ко мне смущенная, счастливая дикарка,
Волной густых волос закрыв лукавый рот.

Мон-Лам, июнь 183..



Попала Жанна раз за некую вину
В чулан, на черствый хлеб. Но там ее одну
Покинуть я не смог: свершая преступленье,
Тайком пробрался к ней и баночку варенья
Бедняжке передал. Все те, кто облечен
В моих владениях блюсти святой закон,
Восстали на меня. И Жанна повинилась:
"Да, нос я трогала, да, с кошкой я возилась,
Но делать этого не буду больше, нет".
И все твердили мне: "Ты слишком мягок, дед,
С подобной мягкостью не может быть порядка.
Когда мы сердимся, смеешься ты украдкой,
Все наши строгости смягчаешь ты сейчас,
И вот уж девочка не слушается нас.
Ни правил больше нет, ни власти нет единой,
Ты разрушаешь всё". И голову с повинной
Я опустил. "Ну что ж, мне оправданья нет;
В преступной мягкости таится страшный вред,
Всегда к погибели вела она державы.
В чулан меня! На хлеб!" — "И следовало б,
                                                       право,
Ты это заслужил". Тогда из уголка
Сверкнули нежностью два темные зрачка,
И Жанна, полная любви и сожаленья,
Шепнула: "Я туда снесу тебе варенья".

(„Искусство быть дедушкой")
Огюст Ренуар. Девочка с обручем.